Мельникова Тамара Николаевна

Мельникова Тамара Николаевна

 

Родилась 30 июня 1956 года в селе Ахмирово Тавриченского района Восточного Казахстана.

Подняла на ноги 10 детей, семеро из которых – приемные. Это был настоящий детский дом. И мать с отцом старались, чтобы здесь ребятишкам жилось счастливо. Тамара Николаевна умерла в 2006 году.

 

Калитина Д. Необыкновенная история. // Сельская новь. – 1999. – 5 марта. – с. 3.

Материнское наследство

Есть примета, что дочери, похожие на своих матерей, унаследуют и их судьбу. Мать Тамары осталась одна с пятью детьми на руках. Отец оставил их, когда они были совсем маленькими. Женщина никакой работы не боялась. И корову подоит, и печку сложит. Но с мыслями о том, чтобы у девчонок одежка была не хуже, чем у их сверстниц, а на столе стояла не только капуста с картошкой, женщина работала от зари до зари. Тамара повторила судьбу матери: осталась с тремя детьми одна, когда ей не было и тридцати лет. Муж любил выпить с куражом. За кураж, который обернулся злостным хулиганством, угодил на четыре года в тюрьму. Отсидев положенный срок, пришел к жене: «Прости, Тома, ради детей». Старшей дочери было только семь, а тут еще и мать стала хворать. Однако молодая женщина твердо сказала: «Ради детей я и не могу тебя простить. Какой ты им пример?». Так прошло еще три года. Мать умерла в 50 лет. Соседи вздыхали: «Надорвалась». После смерти матери Тамара почувствовала, что ее ничто не держит в Усть-Каменогорске. И вспомнила о рассказе знакомой, которая гостила в Кузбассе, что в селах острая нужда в зоотехниках. И даже адрес своей тетки оставила. Так она оказалась в Верх-Егосе.

Тетя Лиза Тамару приняла, как родную. Четыре месяца, пока не дали квартиру, жила она с детьми у доброй женщины. Дети сразу же обзавелись друзьями и чувствовали себя почти коренными сельчанами. А Тамара, возвращаясь после вечерней дойки, иной раз нет-нет да и вздохнет: «Неужели мне, как моей матери, век одной вековать?».

 

Сватовство

А однажды на весовой столкнулась с трактористом. Он вроде бы и взгляда не задержал на Тамаре. А на нее, высокую, статную блондинку, невольно заглядывались многие. Этот же лишь кивнул, поздоровавшись: «Бригадир? А как зовут бригадира?».

- Тамара Николаевна...

и весь разговор. Правда, что-то показалось знакомым в синих глазах на чумазом от машинного масла и солярке лице. Показалось и забылось. И каково же было ее удивление, когда через день тракторист постучал в дверь, поздоровался и огорошил:

- Я – Мельников. У меня семеро детей, старшему пятнадцать лет, младшему восемь месяцев. Жена умерла, выходи за меня замуж! – И после минутной паузы добавил: - Ты думай, а мне надо корову доить, я пошел.

Тамара какое-то время стояла, соображая, то ли это шутка, то ли правда: ее замуж зовет человек, которого она и разглядеть-то не успела.

В деревне секретов нет. За этот вечер к Тамаре забежали за щепоткой соли столько соседок, сколько за все время пребывания в Верх-Егосе не заходили. Неудивительно, что через час молодая женщина знала о семье Мельниковых все. А на следующий день жених вновь постучал в дверь:

- Надумала? – без лишних разговоров спросил он.

- А с детьми разговаривал? – вопросом на вопрос ответила Тамара. – Они-то согласны жить с мачехой?

- Одни согласны, а другие нет, - чистосердечно выложил жених.

- Вот когда все будут согласны, тогда и приходи...

Пришел Мельников через неделю:

- Теперь согласны все. Вещи собирать?

Сейчас Тамара Николаевна вспоминает, что была как в тумане. Было такое чувство, будто ее загипнотизировали.

- Вообще-то меня заставить сделать что-нибудь необдуманное невозможно, но я даже не раздумывала, собрала вещи и пошла в неизвестное. Элла только покачала головой: «Ну, ты, мам, даешь!».

Поняла женщина, что все это сватовство не шутка, когда переступила порог и увидела внимательные, настороженные, любопытные и даже иронические глаза мальчишек. В семье Мельниковых – одни парни.

У Тамары возникло желание схватить свои вещи и бежать от этих глаз. Но вдруг почувствовала, что кто-то тянет ее за подол. Давно немытый малыш дергал ее за юбку: «Хочу на ручки...».

Тамара взяла замазулю на руки, прижала к груди и почувствовала, как глаза заволокло пеленой. Малыш закрыл дорогу к отступлению.

 

Ведро борща

Рано утром Михаил выпил молока и сказал: «Ну, я – на работу, а ты хозяйничай...». Легко сказать: хозяйничай. Она даже не знала, как зовут мальчишек. Правда, с младшими хлопот не было. Те сразу словно приросли к ее юбке. А старшие, хотя и дали свое благословение на женитьбу отца, держались отчужденно. На помощь пришла Элла.

- Мам, это Саша-большой, Паша и Сережа.

- Почему большой? – удивилась мать.

- Потому, что наш Саша будет маленьким. Надо их как-то различать...

На кухне Тамара долго перебирала сковородки и кастрюли. Удивительно, что вся посуда великовата для небольшой печи.

- А в чем вы варите борщ? – спросила у ребят, не найдя подходящей кастрюли.

- Вот, в этой, - мальчуган показал на почти ведерную емкость. Когда же сели обедать, сразу поняла, что такое большая семья. Десять литров борща мальчишки умяли в один присест.

Пока скребла, стирала, мыла в свой положенный невесте недельный отпуск, как-то забыла о самом маленьком. Он жил у тещи Михаила. Дня через три пошли в гости к ней. Тамара работала на ферме, поэтому думала, что восьмимесячный Витя будет какое-то время жить у бабушки. Но когда увидела худенького, с огромным животом малыша, поняла, что его нельзя оставлять здесь. Вскоре беспокойную мамашу узнали многие педиатры райцентра. А там услышала: «Как же это вы, мамаша, так запустили ребенка?». Что могла сказать Тамара врачу? Что старой больной женщине трудно ухаживать за крохотным внуком? Или что две недели назад она и не подозревала о существовании мальчугана? Она только спросила:

- Доктор, скажите, что я должна делать?

- Лечить...

через три месяца в толстом карапузе трудно было узнать плаксивого Витеньку.

 

Деревенский контроль

В деревне люди разные. Одни откровенно восхищались поступком Тамары, другие столь же откровенно объясняли это скрытой корыстью. Когда до нее дошли эти слухи, молодая женщина подтвердила:

- Конечно, я все делаю небескорыстно. Зато в старости буду по гостям ездить на пироги.

А что могла еще сказать женщина, которая вынуждена была шесть лет, пока не подросли младшие, тем более, что к этому времени в семье Мельниковых родился еще и Костенька, заниматься только домашним хозяйством? А ведь по натуре Тамара – человек общительный. А тут только и развлечений – дойка, уборка свинарника, стирка, готовка. А летом дополнительные радости в виде огорода.

- Иной раз на стряпню, стирку смотреть не могла, - вспоминает эти годы Тамара Николаевна. - Однообразие до истерики доводило. И тогда наш молчун (так она называет мужа), чувствуя мое состояние, говорил: «Все, идем в лес гулять». Час побродим по лесу, и жизнь кажется уже не такой тусклой.

Иной раз доходили до Тамары слухи, что ее мальчишек соседки жалеют: разве мать родная загружала детей непосильной работой? Но ни ее, ни мужа такие разговоры не смущали.

- Никого труд еще хуже не сделал, - убежденно говорит она. – Да и что это за семья, если крепкие парни смотрят телевизор, когда мать доит корову, ходит за скотиной?!

И все же было больше тех, кто понимал, что ноша, которую добровольно взвалила себе на плечи женщина, тяжелая. И старались помочь многодетной семье.

- Никогда не забуду, что дом этот помог нам построить директор совхоза Мареев, - рассказывает Тамара Николаевна. – Ни моей зарплаты, ни зарплаты мужа не хватило бы на строительство.

 

Секреты воспитания

Легко история этой семьи сказывается, да совсем не просто протекли двенадцать лет, которые прожили Мельниковы вместе.

... Сейчас Саша-большой – отец семейства, а лет восемь назад решил, что достаточно самостоятелен, чтобы принимать решения. И перестал ходить в училище, где учился на шофера.

- Хочу сам деньги зарабатывать.

На все доводы отвечал одно: «Все равно брошу...». И когда Тамара в очередной раз пришла в училище за новой порцией замечаний, не выдержала, заплакала:

- Пусть делает, как знает! – И заспешила к выходу. На дворе слезы застилали глаза. Спускаясь по ступенькам, оступилась, упала. Обида жгла так, что хотелось заплакать в голос. И вдруг почувствовала, что ее кто-то пытается поднять. Оглянулась – Саша.

- Мам, я буду учиться, - только и сказал.

Он и раньше называл ее мамой. Но сейчас в голосе мальчишки звучала забота и нежность. Окончил училище Саша водителем второго класса. Не раз за время учебы ездил на соревнования. Есть диплом «Лучший по профессии».

... Когда Элла сообщила, что они с Сергеем решили пожениться, Тамара чуть дар речи не потеряла. Вот сюрприз преподнесли детки.

- Господи! Да вы же почти брат с сестрой!

- По документам, - остановила ее дочь. – Мы любим друг друга.

- Но тебе надо сначала окончить медучилище! – пыталась образумить.

- Знаешь, Том, надо готовиться к свадьбе, - остановил жену Михаил. И Тамара больше не спорила. Ведь Михаил говорил мало и повторяться не любил. Вскоре у Мельниковых-старших родилась первая внучка.

... Витя пришел из школы в слезах. Учился он тогда в первом классе. Какой-то доброхот пожалел мальчишку, дал конфетку, прибавив: «Как не пожалеть сироту? Мать-то неродная». Весь вечер мальчишка рыдал, не объясняя причину. Когда же Тамара сквозь слезы разобрала, о чем всхлипывает Витя, рассмеялась:

- Ты вместо того, чтобы верить злым людям, спросил бы у меня, - она достала свидетельство о рождении мальчика (к тому времени она давно усыновила ребят) и показала: - Видишь, здесь написано – мать Тамара Николаевна Мельникова. Какая же я мачеха? Самая родная!

... Мельниковы строили дом. Денег в обрез. А тут Валера увидел по телевизору, как его сверстник играет на баяне. Увидел и влюбился в инструмент. Вечером Тамара сказала мужу: «Придется покупать парню баян. Нельзя, чтобы такая мечта осталась мечтой. Это ведь не новые джинсы. Здесь время упустишь и уже никогда не наверстаешь».

Проблем хватает и сегодня. Зоотехник стала раздатчицей нефтепродуктов на шахте «Тырганская». Режим удобный: день работает, два отдыхает.

Сейчас у матери с отцом осталось пятеро детей. Старшие отошли, имеют свои семьи.

По праздникам за столом собирается огромная семья (у Тамары и Михаила уже четверо внуков), и заботы куда-то отступают сами собой.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФОНД ПОДГОТОВКИ КАДРОВ. ИНФОРМАТИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ.
Сайт сделан по технологии "Конструктор школьных сайтов".